Фактическая температура воздуха в Находке on-line. Прогноз погоды в Находке  

Креотивы

Культурная жизнь

Модератор: KREKHOOCKER

Креотивы

Сообщение Savaon » Пн окт 08, 2007 9:55 pm

Предлагаю здесь выкладывать небольшие, коротенькие рассказы. Для смешных историй уже место есть, поэтому здесь будут находиться больше философские и со смыслом.
Вот для начала, рассказ, который меня лично сильно зацепил:

Фокус ценою в жизнь, история одного выстрела



- Эта, слышь братан, тебя эта, ну Корень к се вызываит, так чта ты давай, прыгай в тачку и на дачку, гы гы гы прикол придумал. Ладна давай, подъезжай к офису, тя ждут тут. Собеседник повесил трубку.
Илья накинул на плечи кожаную куртку, и весело поигрывая ключами от машины, побежал по лестнице.
БМВ завелся с пол-оборота. Илья вывернул со двора.
Все хорошо, но когда к себе вызывает Корень, это уже очень плохо.
Илья в банде был уже почти два года, и ни разу так и не увидел Корня. О нем он только знал, что этот человек занимается безопасностью и разведкой в банде, о Корне ходило множество слухов, которые со временем переросли в легенды. И вот это ни как не давало покоя Илье, хотя уже почти два года он не Илья, его зовут Сруб. Эту кличку дали ему в банде, за то, что с одного удара мог срубить любого человека.
Сруб вывернул на проспект, проскочил на желтый и внимательно смотрел в зеркало заднего вида, может кто-то еще поспешит проехать перекресток. Машины замерли на перекрестке. Сруб откинулся на спинку кресла.
Илья вспомнил свое детство, юность. Он вспомнил похороны отца, майора милиции, которого просто расстреляли возле подъезда. Вспомнил горе матери.
Потом школа, потом высшая школы милиции. И вот молоденький, но подающий надежды, лейтенант стоит возле кабинета и с улыбкой читает табличку «Отдел по борьбе с организованной преступностью».
Илья вспомнил тот ночной звонок начальника отдела.
- Илья, возле подъезда стоит служебный жигуль, мигом в машину и на месте поговорим.
Он до мелочей вспомнил тот судьбоносный разговор. Тогда он мало что понял, но одно он уяснил точно. Он единственный кого можно, попытаться засунуть в банду, он единственный кого ни кто в городе не знает как оперативника. И он единственный, кто может помочь засадить банду, которая не на шутку набирала и мощь и силу.
Потом новая жизнь, новый паспорт, новое имя, наколки, тюрьма, потом банда.
Сруб свернул с проспекта, и заехал в тихий дворик на окраине города. Тихо пикнула сигнализация. Сруб открыл дверь и зашел в помещение. Путь преградили два тела общим весом под триста килограммов.
- Чо уставелись, на меня как на новые ворота, цинканите Корню, что Сруб приехал, ждет он меня,- сказал Сруб, исподлобья глядя на охранников.
- Ты пальцы-то не растопыривай, коли ждет, значет праводем, - сказал охранник, - ты эта плётку–то свою вылажи, на всяк случай на столек.
- Без валыны хожу, -спокойно ответил Сруб.
- Чистоплюй значит,- гыгыкунул второй охранник.
Сруб повернулся к охраннику, чуть выставил вперед левую ногу, вжал голову в плечи и с силой сжал кулаки. Каждый член банды знал, что после таких действий Сруба, следует долгая и мучительная командировка в травматологическую реанимацию.
- Э э э, ты чего, пошутил я,- отходя от Сруба пробубнил охранник и приложил ко рту рацию.
Одни из охранников провел Сруба вверх по лестнице и показал пальцем на дверь, возле которой сидело еще двое быков с ротвейлерами на поводках.
Сруб открыл дверь в кабинет.
Мягкий полумрак помещения, окутывал и расслаблял.
За большим столом сидел мужчина. Волосы слегка тронуты сединой, взгляд уверенный, тяжелый подбородок, плечи покатые(такие бывают у тех кто долго занимался восточными единоборствами), костяшки пальцев выглядели как шарики для пинг-понга(ну тут все ясно, скорее всего карате), вес примерно до 81 килограммов(очень опасный вес, скорость удара еще очень велика, а вес удара уже может натворить много горя). Срубу хватило буквально пару секунд, что бы выделить все эти признаки. Вывод он сделал один, противник крайне опасен.
- Ну что ж, проходи, присаживайся, мил челавек, сказал тихим голосом Корень
Сруб, неспеша прошел к столу, и сел в кожаное кресло напротив.
- Я вот на днях прекинул, прасматрел кое-какую статистику, да с людьми перегаварил и вот у меня палучается, что ты единственный чистюля у нас,- тихим голосом сказал Корень, - ни кровинки на тебе, ни жмура за два года.
- Да я вот сматрю на тя Корень, ты пади то же не в луже крови сидишь, так чо?- спросил Сруб.
Корень улыбнулся.
- Я панимаешь, тут для таго и сижу чистенький, что бы когда красный петух в жопу любога клюнет, кагда браслетики наденут, что бы каждый из вас, сваё хайло на замке держал и помнел что и на нем многа чего вист,- глаза Корня стали стеклянными.
- А на тебе братец, ну ни чегошеньки нет, чист ты как слеза младенца, и эта у меня вызывает некое беспокойство и нарушение моего сна,- Корень внимательно смотрел на Сруба.
- Так не вапрос, я ща пайду парочку жмуров заделаю, ну па быстраму, да пару фото на их фоне, так пойдет?- с улыбкой спросил Сруб.
- Ты хайло сваё закрой, и рамс не путай, кто ты, а кто я. Тебе па панятиям, са мной на адной лавачке не сидеть, будет так как я скажу,- жестко сказал Корень. Открылась дверь и в кабинет зашли охранники с собаками.
- Вставай, прагулятся нам нада в одно место, там и прикинем, пип к носу,- поднимаясь сказал Корень.
Корень шел первым потом охранник с собакой, за ним Сруб и замыкал все шествие еще один охранник. Длинной лестницей спустились в подвал. Со скрипом открыли железную дверь.
Маленькая комнатка с одинокой лампочкой.
Посередине комнаты стоял стул. На стуле сидел человек со связанными руками за спинкой стула. На голову человека был одет мешок. Вся рубаха и мешок были в крови, человек чуть постанывал. За спиной сруба закрылась дверь в комнату.
Зловещая и напряженная тишина повисла в комнате.
Хы на понт берут, типа психологической обработки,- подумал про себя Сруб,- ну ну.
- Так вот,- заговорил Корень, мы тут мусорка закноцали, он понимаешь, жизне нам не давал, все лез в наши дела и лез, мы его предупреждале пару раз, а он ни чего не понял, и теперь он тут.
- И чего, мне то чо с этава?- спросил Сруб.
- Тибе братиц, ни чего с этага, а вот нам душевнае равновесие, если все прайдет удачна,- хитро прищуривших сказал Корень.
Сруб молчал и не понимающе смотрел на Корня.
Один охранник подошел к человеку на стуле и снял с головы мешок.
Месиво, кровавое месиво, это все что представляло из себя лицо человека, сидящего на стуле. Рот заклеен лейкопластырем.
Лёшка! Не может быть, это же Лешка!!!-, пронеслось в голове у Сруба,- одни двор, один велосипед на двоих, вместе на рыбалку, вместе на первое свидание в двумя девушками из соседнего двора, потом вместе в школу милиции, распределение после окончании раскидало их. Сруб не могу поверить, в то, что видит сейчас, этого просто не могло быть.
В голове Сруба пронесся вихрь мыслей, но ни один мускул не дрогнул на его лице.
- Так вот, сказал Корень, достал из пиджака ПМ и протянул его Срубу,- пристрели этого мусорка, и нам моральное удовлетворение и на свете одним краснопогонником меньше, да и ты повязан будешь с нами уже до конца жизне.
Сруб мысленно представил месторасположение охранников. Один близко, достать успею, а вот второй, это проблема, стоит возле дальней стены. Но и это не беда, а вот собаки, это очень серьезная проблема, тут я практически ни чего не успею сделать. Да и Корень напротив стоит, да не просто стоит. Стоит как профи, в пол оборота, на задней ноге, готов моментально вступить в схватку. Что делать? Мысли проносились в голове, как ураган. Медлить просто нет возможности.
- И чо, мне его прям тут уделать?- спросил спокойно Сруб.
- А ты ни баись, тут есть каму убрать,- Корень еще ближе придвинул руку с пистолетом Макарова к Срубу.
Это сон, такого не может быть.
Тело на стуле, перестало стонать и чуть приподняло голову. Сруб увидел опухшие и залитые кровью глаза человека. Сруб смотрел на человека, а человек на него.
Лёшка, да как же тебя угораздило, как же так?- с горестью думал Сруб.
Надо делать выбор.
Есть банда, на счету которой огромное количество грабежей и убийств, похищения людей и торговля наркотиками и людьми, два года моей работы и работы всего отдела и есть друг детства….
Сруб взял пистолет. Корень моментально встал за его спину.
Оба ротвейлера, моментально встали и гулко зарычали. Нда, натасканы на оружие. Теперь дела еще хуже, я даже не успею повернуть пистолет в сторону людей стоявших за спиной.
Глаза человека смотрели на Сруба, он не видел слез, он их просто чувствовал.
Надо делать выбор.
- Да пажаласта, - сказал Сруб, поднял пистолет, прицелился в голову сидевшему на стуле человеку и нажал спусковой крючок.
Сухой щелчок, вместо гулкого выстрела.
- Вот и ладненька, вот и проверили тебя Сруб, теперь и к бальшим делам тебя дапускать можна,- сказал Корень, забирая из руки Сруба пистолет, пашли выпьем чо нить.
- Корень а с ним та чо делать? -спросил охранник, показывая на человека
- Да пусть поседит тут пака, может мы его мусорам выменяем на чо нить, если нет, закопаем заживо гниду- скал Корень и начал подниматься по ступенькам.
Сруб мельком посмотрел на человека сидящего на стуле, ненависть и проклятие это все что было в кровавых глазах этого человека.


Через неделю банду взяли быстро и тихо, взяли всех.
Только благодаря работе Ильи, все члены банды получили срока и вышки.
Лешку спасли при захвате банды.

Через пару месяцев Илья встретился в коридоре с Лешкой.
- Ни когда, слышишь, больше ни когда мразь, не пытайся со ной заговорить, будь ты проклят сука,- тихо прошипел Лешка и спокойно пошел по коридору.

Прошло тридцать лет.
Седой мужчина сидел на кухне и курил.
- Деда, а деда покажи фокус,- на кухню забежал курчавый мальчуган
- Фокус…хм, да я же тебе его уже раз сто показывал,- сказал мужчина и хитро посмотрел на мальца.
- Ну деда, ну пажаласта, ну дед,- заканючил малыш.
- Ну ладно тебе, сейчас будет тебе фокус,- сказал мужчина, открывая стенной сейф.
- Дед, ну ты что опять, малышу дашь пистолет?- в дверном проеме стояла, статная женщина.
- Мать, я же знаю что делаю,- ответил дед, ставя пистолет на предохранитель,- да и не хватит у него силенок передернуть затвор,- сказал мужчина и с любовью посмотрел на свою жену.
Уже далеко не молодой Илья, вытянул обойму из пистолета и быстрыми движениями освободил обойму от патронов.
- Ну на, держи, - сказал он, протягивая мальцу пистолет и патроны,- ну только чур без махлёвки.
- Так деда, только выйди из комнаты, а то я знаю, ты по слуху определяешь,- улыбаясь сказал малыш. Седой Илья покорно вышел из комнаты.
- Все деда, готово, иди,- громко крикнул пацан.
Илья зашел в комнату, малыш хитро улыбался, а на столе лежал полностью снаряженный ПМ. Мужчина взял со стола пистолет, повертел его в руках, потом на секунду задумался и сказал:
- Три, ровно три патрона в пистолете, и одним движением вытащил обойму из пистолета.
В обойме было ровно три патрона….
Малыш рассмеялся и потом серьезно сказал:
- Давай деда, расскажи, как это у тебя получается?
Илья присел на табурет, и глядя на пацана начал рассказывать:
- Когда я был еще пацаном, у моего отца был пистолет Макарова, так вот, я целыми днями разбирал его и собирал. Когда мне это надоело, и я мог собрать и разобрать пистолет с закрытыми глазами, я придумал для себя новое занятие. Я поставил для себя цель, научиться определять, по весу, сколько патронов в пистолете. И я целыми днями тренировался. И вот как видишь, научился, только я ни кому об этом не говорил - дед серьезно смотрел на малыша.
- Деда и что ты ни разу потом не ошибся, ни разу не боялся ошибиться, ты всегда был уверен в правильности своего ответа?- как-то совсем по взрослому спросил пацан.
- Ты знаешь внучок, всего один раз в своей жизни, я боялся не правильно определить сколько в пистолете патронов, вот тогда, я действительно боялся за свой ответ. Вот именно тогда, моя ошибка могла стоить одному человеку жизни….Как-то очень грустно сказал седой и старый Илья.
© Redd
Не воспринимайте жизнь слишком серьезно, вам всё равно не уйти из неё живым.
Аватара пользователя
Savaon
Горожанин
 
Сообщения: 515
Зарегистрирован: Пт сен 07, 2007 1:49 pm
Откуда: местные мы

Сообщение Char0Day » Вт окт 09, 2007 3:54 am

Да, интересный рассказ.
Char0Day
Горожанин
 
Сообщения: 500
Зарегистрирован: Пн июл 24, 2006 1:34 pm
Откуда: г. Находка

Сообщение Savaon » Вт окт 09, 2007 11:34 pm

Немного грустный рассказик:

Видел как-то в автобусе такой случай.

Зашли на остановке девушка молодая, мальчик трех лет и женщина под полтинник: мама, сын и бабушка. Не перепутаешь.
Сели недалеко от меня: девушка с ребенком на коленях – у окна, бабуля у прохода. Мальчик в окно смотрит, пальцем по стеклу водит. Женщина приняла независимый вид, молодая мама – отсутствующий и немного уставший.
-- Ма, смотри, как у папы машина!
Пауза и недовольное ерзанье бабушки.
Пацан еще так прикольно говорил, совсем по-детски, шепелявил и трещал. Но я не смогу так передать, тем более написать. Наверное, все и так знают, как говорят дети.
-- Ма, а это папина машина?
-- Нет, это другого дяди машина.
-- А почему в ней тетя?
Бабушка фыркает. Мама просто улыбается.
-- Значит, это тетина машина.
-- А где папина машина?
Бабушка кряхтит что-то вроде «охо-хо». Представьте, что завтра у всех выходной, а вам сказали обязательно быть на работе. Представьте и скажите «охо-хо». Вот так и она.
-- В гараже.
Это мамочка отвечает. А бабушка усмехается: эх!
Пауза секунд на тридцать – дети, наверное, на большее не способны.
-- Мама, а когда папа придет?
-- Папа работает. Ему некогда.
-- И ночью тоже работает?
-- И ночью тоже.
-- Так он что ли совсем не спит?
-- Конечно, спит. Все спят.
-- Тогда почему он с тобой не спит?
Короткий торжествующий смешок ставшей уже мне неприятной бабушки и неловкая улыбка– в сторону – молодой мамы.
-- Папа занят.

-- Мама, давай найдем папу. Я по папе соскучился. Мама, а ты по папе соскучилась?
Бабушка обернулась к малышу и принялась поправлять ему курточку.
-- Женечка, папа уже не придет. Папа нашел другую тетю.
-- Мама!
Это уже гневный и какой-то раненый крик девушки. Бабушка – вся торжество и независимость.
И тут сидящий впереди парень лет двадцати пяти оборачивается к мальчику, не обращая внимания на тетку.
-- Братишка, так тебя Женей зовут?
Растерянный и собравший личико в гримасу предстоящего рева пацаненок недоверчиво смотрит на парня, прижимается к своей матери и тихо так:
-- Меня Женя зовут.
Парень радостно усмехается и протягивает большую ладонь со сбитыми костяшками пальцев:
-- Тогда привет! Меня Дима зовут.
Маленький Женя прижимает кулачки в груди и испуганно смотрит на руки нового знакомого. Бабушка источает подозрительность и брезгливость, мама – что-то вроде недоумения и смущения, но не так картинно и книжно, как это получается у меня сказать – легкий налет, понимаете?
-- А я тебя, братишка, все искал. Мы с твоим папой вместе работаем.
Вот, видишь, – он протягивает мальчишке левую ладонь, где на костяшках совсем свежие рубцы, – я поранился, и он вместо меня работает. Он по тебе очень соскучился, только у нас тетка-начальница злая, не отпускает его. Он дал мне твой адрес, просил подарок передать, только я адрес потерял. Уж извини, Женёк, так получилось. Ты на меня не сердишься?
Мальчик с интересом смотрит на нового знакомого, пинает ногами спинку переднего сиденья.
-- А где подарок?—застенчиво и тихо спрашивает он.
-- Вот, держи, – парень протягивает глянцевый журнал с автомобилями.
Женя хватает и прижимает к груди журнал, а тетка-бабушка презрительно и гневно открывает рот, явно собираясь что-то сказать.
-- Заткни пасть, сука, пока я тебе башку не оторвал, – проговаривает парень негромко, но так, что каждая буква впивается в повисшую тишину. Один лишь мальчишка увлечен журналом и ничего не слышит.
Парень встает и, раздвигая помертвевших пассажиров широкими плечами, пробирается к выходу.
-- Пока, Женёк! – уже от выхода кричит он пацаненку.
Женек, уже увлеченный журналом, рассеянно ищет Диму глазами и машет ему рукой.
На глазах у молодой мамы слезы. Бабушка смущенно кашляет, но под осуждающими взглядами окружающих не решается что-либо сказать.
Троица вышла раньше меня остановки на три. Малыш крепко держал папин подарок и уже болтал с мамой о всяких глупостях. Бабушка, насколько я мог видеть, молчала.
Надеюсь, молчит до сих пор.

© Win99n
Не воспринимайте жизнь слишком серьезно, вам всё равно не уйти из неё живым.
Аватара пользователя
Savaon
Горожанин
 
Сообщения: 515
Зарегистрирован: Пт сен 07, 2007 1:49 pm
Откуда: местные мы

Сообщение Savaon » Чт окт 11, 2007 6:56 pm

Думаю здесь у нас все взрослые и вопросы секса не для кого не проблема, поэтому считаю нужным выложить вот такой вот рассказ для взрослых :) :

*******
Доводилось ли вам с полным ртом спермы попадать вначале в автокатастрофу, а потом прямиком в реанимацию. Наверно нет.

С моим мужем Сергеем мы прожили 5 лет. Не скажу, что моя жизнь была счастливой, но в общем терпимой. Достаток в доме, отсутствие детей, вялый секс раз в неделю. Вот такая серая и скучная жизнь. Сергей часто был занят своим бизнесом, и случилась банальная история. Я завела себе любовника. Мы стали встречаться, и вскоре у нас с Сергеем дело дошло до развода. Детей у нас не было, любви уже давно тоже. В общем, в один прекрасный день я все рассказала мужу, и попросила дать мне развод. Муж как не странно воспринял это спокойно. Не стал закатывать мне скандал выяснять отношения. Он просто на следующий день посадил меня в свой джип и повез в загс на развод. Вещи он еще с вечера перевез к себе в офис, сказав что квартиру и обстановку он оставляет мне. Меня такой вариант устраивал, и я позвонила своему новому возлюбленному Саше и подробно рассказала, как Сергей все это воспринял. Честно говоря, меня немного задело холодное равнодушие мужа. Пусть худо-бедно, но мы с ним прожили 5 лет. Когда-то у нас были счастливые минуты, и первое время мы даже любили друг друга. Пусть секс наш был не как в кино, но иногда удовольствие мы получали оба, кончая почти одновременно, и счастливо засыпая, в объятиях друг друга. Пусть это было не часто, но было.

В общем, как и любую женщину меня это крепко зацепило. Ну что это, как ненужную вещь посадил в машину и везет на свалку. Я решила напоследок вывести Сергея из невозмутимого состояния. И начала из далека:
- Сергей, я понимаю, что все кончено, у меня есть любимый человек, но напоследок я все же хотела побыть с тобой как женщина с мужчиной. Пусть это будет прощальным подарком нам обоим.

Муж хмыкнул и не ответил. В общем, трахнуться в машине посреди города возможности не было, и я решила, что он поимеет меня в последний раз в рот. Я стала поглаживать его между ног. Сергей, не отрывая взгляда от дороги, делал вид, что ему все безразлично, но предательский бугорок в штанах выдавал его. Он набухал все больше и больше. Я вжикнула зиппером молнии и аккуратно вынула его член из брюк. Такой знакомый, много раз, кончавший в мое влагалище, обцелованый и обсосанный до последнего миллиметра и одновременно такой чужой. Сергей по прежнему играл в "мистера невозмутимость". Я нагнулась и стала легонько целовать его вокруг головки. Видно было, что мужу это нравится, и он, обгоняя очередную машину, как-то судорожно дернул рулем. Я аккуратно обцеловав всю головку стала тихонечко посасывать самый кончик, зная, что там, у мужа самое возбудимое место. Вскоре из расщелинки выступила капелька, и я с удовольствием ее слизала. Такой знакомый вкус спермы! Откинув рукой свои волосы, я стала с наслаждением сосать его член, забыв, где мы находимся и что через 5 минут мы разведемся. Я заглатывала его член все глубже и глубже. Он разбух у меня во рту, мешая дышать, но я мужественно продолжала дело, мечтая, когда он выгнется от сладострастия и спустит мне прямо в горло, последний раз. И, наконец, этот момент наступил, невозмутимость слетела с мужа и он, схватив меня одной рукой за волосы, всадил свой член почти мне по самые гланды. Как бывало не раз, из его горла вырвался стон
- О-о-о-о, соси еще, соси, я сейчас спущу прямо в твой ротик.

Я мысленно зааплодировала себе. Ай да я, ай да молодец! Вые*лась все же в последние минуты семейной жизни. Высосала его семя. Сергей толчками стал сливать мне в рот тягучую сладкую жидкость. Я блаженно высасывала из него все до последней капельки. Глотать сразу я не стала, для меня было удовольствие сглотить сразу всю лужу спермы, и поэтому часть ее потекла из уголка моих губ прямо на мою блузку.

В это время раздался страшный скрежет, Сергей рулил одной рукой, поэтому не вписался в поворот и мы полетели кувырком с обрыва.

Очнулась я в больнице в реанимации. Представляю, как меня доставили сюда с полным ртом спермы, хотя ее можно было принять и за рвоту и за пену от асфиксии. Рядом сидела и плакала мама. Она мне рассказала, что Сергей отделался царапинами, а меня немного поломало. Потом, притворившись, что сплю, я подслушала разговор мамы с доктором. Оказалось что мой новый возлюбленный Александр, узнав про аварию, бросил трубку телефона и больше ни разу не появился. Еще я подслушала что мне срочно нужна операция по пересадке почки, и если через три дня не найдут донора, то доктор за мою жизнь не даст и ломаного гроша. Мама плакала и обещала заплатить любые деньги, но доктор только качал головой. Редко кто соглашался продать почку даже за большие деньги. И я приготовилась умереть.

Через два месяца меня готовили к выписке, я разговаривала с мамой, грызя яблоко. Одновременно я думала с обидой, почему же Сергей меня ни разу не навестил? Ну, пусть мы собирались развестись, но мог бы хоть раз прийти из благодарности за 5 лет совместно прожитой жизни. Наконец я не вытерпела и спросила:
- Мама, а почему Сергей ни разу не зашел? Ведь официально мне он до сих пор числится супругом, т.к. до Загса мы с ним не доехали?!

Мама, поперхнувшись на полуслове, затравленно спросила:
- Сергей умер во время операции. Сердце не выдержало.
- Ты что мама? Какая операция, он же из аварии вышел без единой царапины?
- Понимаешь, доченька, Сергей отдал тебе свою почку.
******
Вот так... мужика жалко, наверное любил.... :-x
Не воспринимайте жизнь слишком серьезно, вам всё равно не уйти из неё живым.
Аватара пользователя
Savaon
Горожанин
 
Сообщения: 515
Зарегистрирован: Пт сен 07, 2007 1:49 pm
Откуда: местные мы

Сообщение Savaon » Ср ноя 14, 2007 9:27 pm

Последнее, что помнил Вася Жилин, прежде чем попасть в это странное место, было лицо его коллеги - Степана Петровича, и начало его - Василия - фразы: «Вот я бы на месте шефа...» Договорить он так и не успел, поскольку оказался здесь. Где оказался? Как оказался? - было совершенно не понятно. Впрочем, способ и место его прибытия почему-то не волновали Василия ничуть.

Прямо перед ним была идущая откуда-то снизу широкая белокаменная лестница, на которой толпилось множество народа, в основном, преклонного возраста, хотя были и граждане средних лет, и даже несколько детей. Такого количества хомо-сапиенсов в одном месте Васе ранее видеть не приходилось. Самое непонятное было то, что лица всех присутствующих смотрели на Васю с выражением немалого страха и такой же надежды.

Вася посмотрел по сторонам. За его спиной были большие, белые же ворота из неизвестного материала. Слева и справа ворот, лицом к лестнице, стояли здоровенные детины, замотанные в белоснежные простыни и с крыльями за спиной. «Цирк, - подумал Жилин, - шапито. А я здесь кто - шпрехшталмейстер или клоун? Ну ладно - сейчас я им устрою номер!»
- Ну, с чего начнем? - обратился он к правому крылоносцу, потирая руки.
- Так вот с него, - детина указал крылом на толстяка лет пятидесяти, стоящего на первой ступеньке.

Вася подбоченился и неспешно, твердо ставя ногу, подошел к толстяку.
- Ты как докатился до такого? - гаркнул он и, вспомнив какой-то фильм о Гражданской войне, зачем-то добавил свистящим шепотом, - Сволочь...
Толстяк закатил глаза и рухнул на колени.
- Что с ним делать будем? - спросил левый крылатый.
- Расстрелять, - не задумываясь, бросил Жилин любимый ответ на подобный вопрос.

Прозвучала автоматная очередь. Толстяк распластался на ступеньке и тут же снова поднялся на колени, глядя на Васю глазами побитой за чужое воровство собаки. То ли шпрехшталмейстер, то ли клоун оторопел.
- Не совсем разумно расстреливать мертвых, - склонившись к Васиному уху, прошептал Левый.
- Да уж... Что?!!! - до Василия дошел смысл сказанного, - Каких мертвых? Кто - мертвый?
- Они все, - крылатый небрежно махнул рукой в сторону лестницы. - За Вашим решением пришли. Определить бы их куда-нибудь.

Жилин сглотнул:
- Куда определить?
- Ну, вариантов, собственно говоря, не много, - тоном хорошего секретаря сказал Левый, доставая из-за спины кожаную папочку. - Вот посмотрите: рай, ад, чистилище... и все, пожалуй.
- А шапито? - только и смог зачем-то спросить Вася, пытаясь понять - нет, не понять - поверить в происходящее.
- При чем здесь шапито? - не понял крылатый и посмотрел в папочку, - в шапито нельзя, нет.
- Цирк не при чем, - медленно пробормотал Жилин, - к сожалению, не при чем. Хотя лучше было бы - шапито.
- Простите, что вмешиваюсь, - подошел Правый, - но души ждут. Пора бы их уже куда-нибудь, да пристроить.

Василию пристраивать души почему-то не хотелось.
- А почему - я? - спросил он, - если не ошибаюсь, это не моя работа. Не так, разве?
- Эксперимент, - без промедления объяснил Правый, - пусть люди попробуют сами собой заняться.
- Ах, эксперимент, значит! - внутри Жилина закипало негодование, - Сами, значит? Хорошо! А если я их всех сейчас в рай определю?
- А самому не противно будет? Вдруг здесь полно убийц и насильников?

Аргумент был весомым. «Кажется, деваться некуда», - подумал Вася и повернулся к душам.
- Так, - начал он, - праведники, шаг вправо!
В толпе на лестнице не произошло никакого движения.
- Праведники - они же скромные, не пойдут, - догадался Левый.

Вася почесал в затылке.
- А вы? - можете устроить, чтобы они вышли? - обратился он к своим помощникам.
- Конечно, - ответил Правый и скомандовал, - праведники, шаг вправо, шагом марш!
Несколько человек сделали шаг, сорвались с лестницы и быстро улетели вниз.
- Не повезло, - прокомментировал Левый, - теперь они в тела вернутся; оживут покойнички...

Вася хмыкнул. Есть, оказывается, и четвертый вариант.
- Ты, - он кивнул Правому, - хорошо у тебя получается. Пусть те, на ком смертный грех, поднимут руки.
Многие души подняли руки вверх.
- В ад их, - спокойно произнес Жилин. Душ на лестнице стало меньше.
- Остальных - в чистилище, - решил опытный специалист по оптовым закупкам Василий.

Лестница какое-то время оставалась пустой, но вскоре на ней снова начали появляться души.
- Э, нет! Так не пойдет! - Жилин погрозил неизвестно кому пальцем, - все, норму я выполнил. С остальными завтра разберусь.
Левый и Правый переглянулись:
- Завтра не получится, - с сожалением произнес Левый, - завтра утром, в десять тридцать, на углу улиц Строителей и Наставников Вас собьет автомобиль.
- Ка-а-акой автомобиль? - внезапно осипшим голосом спросил Вася, в горле которого появился и рос горький колючий ком.
- Минуточку, - Левый снова достал свою папочку, - ВАЗ 2104, белый, 1992-го года выпуска, государственный номер...
- К черту номер! - взорвался Жилин...
- Как скажете, - Левый что-то вычеркнул пером, и закончил, - без государственного номера.

Вася зачарованно смотрел на его перо.
- А автокатастрофу никак не вычеркнуть?
- Увы, - голос ангела был полон сочувствия, - это уже не мы решаем, - и он многозначительно посмотрел в потолок.
- Ха! - Жилина осенило, - да не будет меня завтра в десять тридцать на углу Строителей и Наставников! Мы пойдем другим путем, - с пафосом процитировал он, прикидывая другой маршрут до работы.
- Минуточку, - Левый заглянул в папочку, - если Вы пойдете по Васильевской, то в десять тридцать утра на Вас упадет башенный кран компании «Сбытснабмонтаж». Погибнет восемь человек.
- А если я вообще из дома не выйду? - хмуро спросил Василий.
- Минуточку... тогда в десять тридцать у Вас в подъезде произойдет взрыв газа. Пятьдесят четыре жертвы...

Васина личная трагедия неуклонно приближалась к вселенской катастрофе.
- А если я заберусь в бомбоубежище, то случится атомная война?
Левый заглянул в папочку.
- О-о! - с уважением протянул он, - Вы становитесь провидцем...

«Все предусмотрели, - подумал Жилин, - либо сам, либо с компанией, чтоб не скучно было».
- Ладно, - процедил он сквозь зубы, - посмотрим...

- ...Так что ты на месте шефа? - Степан Петрович изобразил на лице максимальную заинтересованность.
Василий огляделся. Он стоял в своем любимом офисе, у своего любимого стола, напротив милейшего Степана Петровича...
- Я бы... - Вася вздохнул, - я бы не был на месте шефа. Пусть он сам будет на своем месте.
И Жилин с облегчением уселся в свое рабочее кресло, заложив руки за голову...

Два часа он составлял список дел, которые обязательно нужно сделать до завтрашнего дня. Он не знал точно, что принесет ему этот день, но дела, на всякий случай, хотел закончить. В одном Вася был уверен: завтра в десять тридцать утра он обязательно будет на углу Строителей и Наставников... И пусть будет, что будет.

© из нета
Не воспринимайте жизнь слишком серьезно, вам всё равно не уйти из неё живым.
Аватара пользователя
Savaon
Горожанин
 
Сообщения: 515
Зарегистрирован: Пт сен 07, 2007 1:49 pm
Откуда: местные мы

Сообщение Savaon » Сб фев 09, 2008 6:38 pm

Старик и цветы, грустное крео...:

Ранее утро…8 марта. Будильник зазвенел, и даже не успев, как следует начать свою песню, умолк под натиском моего пальца. Почти в темноте оделся, тихо прикрыв входную дверь, направился к базару. Чуть стало светать.
Я бы не сказал, что погода была весенней. Ледяной ветер так и норовил забраться под куртку. Подняв воротник и опустив в него как можно ниже голову, я приближался к базару. Я еще за неделю до этого решил, ни каких роз, только весенние цветы…праздник же весенний.
Я подошел к базару. Перед входом, стояла огромная корзина с очень красивыми весенними цветами. Это были Мимозы. Я подошел, да цветы действительно красивы.
- А кто продавец, спросил я, пряча руки в карманы. Только сейчас, я почувствовал, какой ледяной ветер.
- А ты сынок подожди, она отошла не на долго, щас вернется, сказала тетка, торговавшая по соседству соленными огурцами.
Я стал в сторонке, закурил и даже начал чуть улыбаться, когда представил, как обрадуются мои женщины, дочка и жена.
Напротив меня стоял старик.
Сейчас я не могу сказать, что именно, но в его облике меня что-то привлекло.
Старотипный плащ, фасона 1965 года, на нем не было места, которое было бы не зашито. Но этот заштопанный и перештопанный плащ был чистым. Брюки, такие же старые, но до безумия наутюженные. Ботинки, начищены до зеркального блеска, но это не могло скрыть их возраста. Один ботинок, был перевязан проволокой. Я так понял, что подошва на нем просто отвалилась. Из- под плаща, была видна старая почти ветхая рубашка, но и она была чистой и наутюженной. Лицо, его лицо было обычным лицом старого человека, вот только во взгляде, было что непреклонное и гордое, не смотря ни на что.
Сегодня был праздник, и я уже понял, что дед не мог быть не бритым в такой день. На его лице было с десяток порезов, некоторые из них были заклеены кусочками газеты.
Деда трусило от холода, его руки были синего цвета….его очень трусило, но он стоял на ветру и ждал.
Какой-то не хороший комок подкатил к моему горлу.
Я начал замерзать, а продавщицы все не было.
Я продолжал рассматривать деда. По многим мелочам я догадался, что дед не алкаш, он просто старый измученный бедностью и старостью человек. И еще я просто явно почувствовал, что дед стесняется теперешнего своего положения за чертой бедности.
К корзине подошла продавщица.
Дед робким шагом двинулся к ней.
Я то же подошел к ней.
Дед подошел к продавщице, я остался чуть позади него.
- Хозяюшка….милая, а сколько стоит одна веточка Мимозы,- дрожащими от холода губами спросил дед.
- Так, а ну вали от сюдава алкаш, попрошайничать надумал, давай вали, а то….прорычала продавщица на деда.
- Хозяюшка, я не алкаш, да и не пью я вообще, мне бы одну веточку….сколько она стоит?- тихо спросил дед.
Я стоял позади него и чуть с боку. Я увидел, как у деда в глазах стояли слезы…
- Одна, да буду с тобой возиться, алкашня, давай вали от сюдава, - рыкнула продавщица.
- Хозяюшка, ты просто скажи, сколько стоит, а не кричи на меня, -так же тихо сказал дед.
- Ладно, для тебя, алкаш, 5 рублей ветка,- с какой-то ухмылкой сказала продавщица. На ее лице проступила ехидная улыбка.
Дед вытащил дрожащую руку из кармана, на его ладони лежало, три бумажки по рублю.
- Хозяюшка, у меня есть три рубля, может найдешь для меня веточку на три рубля,- как-то очень тихо спросил дед.
Я видел его глаза. До сих пор, я ни когда не видел столько тоски и боли в глазах мужчины.
Деда трусило от холода как лист бумаги на ветру.
- На три тебе найти, алкаш, га га га, щас я тебе найду,- уже прогорлопанила продавщица.
Она нагнулась к корзине, долго в ней ковырялась…
- На держи, алкаш, беги к своей алкашке, дари га га га га, - дико захохотала эта дура.
В синей от холода руке деда я увидел ветку Мимозы, она была сломана по середине.
Дед пытался второй рукой придать этой ветке божеский вид, но она, не желая слушать его, ломалась по полам и цветы смотрели в землю…На руку деда упала слеза…Дед стоял и держал в руке поломанный цветок и плакал.
- Слышишь ты, сука, что же ты, б*ядь, делаешь? – начал я, пытаясь сохранить остатки спокойствия и не заехать продавщице в голову кулаком.
Видимо, в моих глазах было что-то такое, что продавщица как-то побледнела и даже уменьшилась в росте. Она просто смотрела на меня как мышь на удава и молчала.
- Дед, а ну подожди, - сказал я, взяв деда за руку.
- Ты курица, тупая сколько стоит твое ведро, отвечай быстро и внятно, что бы я не напрягал слух,- еле слышно, но очень понятно прошипел я.
- Э….а…ну…я не знаю,- промямлила продавщица
- Я последний раз у тебя спрашиваю, сколько стоит ведро!?
- Наверное 50 гривен, - сказал продавщица.
Все это время, дед не понимающе смотрел то на меня, то на продавщицу.
Я кинул под ноги продавщице купюру, вытащил цветы и протянул их деду.
- На отец, бери, и иди поздравляй свою жену, - сказал я
Слезы, одна за одной, покатились по морщинистым щекам деда. Он мотал головой и плакал, просто молча плакал…
У меня у самого слезы стояли в глазах.
Дед мотал головой в знак отказа, и второй рукой прикрывал свою поломанную ветку.
- Хорошо, отец, пошли вместе, сказал я и взял деда под руку.
Я нес цветы, дед свою поломанную ветку, мы шли молча.
По дороге я потянул деда в гастроном.
Я купил торт, и бутылку красного вина.
И тут я вспомнил, что я не купил себе цветы.
- Отец, послушай меня внимательно. У меня есть деньги, для меня не сыграют роль эти 50 гривен, а тебе с поломанной веткой идти к жене не гоже, сегодня же восьмое марта, бери цветы, вино и торт и иди к ней, поздравляй.
У деда хлынули слезы….они текли по его щекам и падали на плащ, у него задрожали губы.
Больше я на это смотреть не мог, у меня у самого слезы стояли в глазах.
Я буквально силой впихнул деду в руки цветы, торт и вино, развернулся, и вытирая глаза сделал шаг к выходу.
- Мы…мы…45 лет вместе… она заболела….я не мог, ее оставить сегодня без подарка, - тихо сказал дед, спасибо тебе...
Я бежал, даже не понимая куда бегу. Слезы сами текли из моих глаз…
© Redd
Не воспринимайте жизнь слишком серьезно, вам всё равно не уйти из неё живым.
Аватара пользователя
Savaon
Горожанин
 
Сообщения: 515
Зарегистрирован: Пт сен 07, 2007 1:49 pm
Откуда: местные мы

Сообщение Savaon » Ср фев 20, 2008 9:29 pm

Подарок учительнице


6 марта Славик сидел на уроке русского языка и делал вид, что пишет упражнение.
На самом деле мысли его сосредоточились совсем на другом. Впрочем, не совсем на
другом, точнее другой, мысли Славика сосредоточились на учительнице. Если быть
еще точнее - на том подарке, который каждый ученик должен преподнести этой самой
учительнице уже на следующий день. Проблема состояла в том, что мысль
сосредоточивалась только до слова «подарок», а пройдя сквозь него, стремительно
рассредоточивалась. Что именно сделать учительнице в качестве подарка? Этот
дурацкий вопрос без ответа и мучил Славика. Можно было бы выучить стихотворение
и рассказать Вере Петровне на утреннике. Это был бы самый оптимальный вариант,
если бы не одно «но» - стихотворения, причем строго оговоренные, рассказывают в
строго оговоренном порядке строго оговоренные ученики, в строго оговоренном
количестве, а именно 4 мальчика и 2 девочки, назначенные самой Верой Петровной
еще за две недели до праздника. Славик бы в любом случае не попал бы в эту
шестерку, даже будь он девочкой, потому как, кроме всего прочего, для этого
нужно было хорошо учиться. Из прочих вариантов заслуживали внимание лишь
несколько идей, которые были хотя бы выполнимы. Дарение цветов отвечали этому
условию, но Славик, истинный математик, чувствовал, что оно, условие это, было
хоть и необходимым, но явно не достаточным. Посему следовало добавить к этому
что-то еще. Но что?! Можно было бы сделать красивую открытку, внутри которой
нарисовать улыбающуюся Веру Петровну и подписать: «Любимой учительнице, Вере
Петровне от ученика 5Б класса Козлова С. в международный женский день 8 марта».
Способностей к рисованию, как впрочем, и прочих способностей у Славика не было,
однако Славик не сбрасывал эту идею со счетов, оставив ее на крайний случай.
Можно попросить сделать маму торт, судя по размерам Веры Петровны - она не прочь
отведать за чашечкой чая кусочек…

- Интересно, ей кто-нибудь когда-нибудь делал куннилингус?

Славик так был погружен в свои мысли, что даже растерялся. Он посмотрел на
Юрика. Юрик был двоечником, и второй день сидел за одной партой со Славиком.

- Что? – переспросил Славик.

- Прикинь этой жирной суке сделать куннилингус, - тихо, а потому особенно
мерзко, захихикал Юрик

Славик недоуменно помолчал, потом прошептал:

- И что?

- Ну ты бы смог сделать ей куннилингус?

Славик призадумался:

- А разве это так сложно?

- Ну сделай, если не сложно, - силясь не расхохотаться, кинул Юрик

- Ну и сделаю, - обиженно буркнул Славик.

- Хахаха, спорим, что не сделаешь?

Это было уже слишком. Это был вызов.

- Вот увидишь - сделаю!

- Успокоились и замолчали! – завизжала Вера Петровна

Славик опять уткнулся в тетрадь. Юрик подтолкнул его на мысль. Коль скоро
куннилингус сделать сложно значит никто и не будет его делать. Следовательно,
если он таки сделает Вере Петровне куннилингус, он выгодно отличится от всех
остальных в классе с их одинаковыми открытками, тортиками и прочими банальными
мелочами. Славик смутно догадывался, что сложность сделать его именно Вере
Петровне в конечном итоге сводится к тому, что она - учительница, здесь
ошибиться нельзя, это очень ответственно и легко можно попасть впросак. Потому
нужно сделать не просто куннилингус, а самый лучший куннилингус, безупречный и
правильный. Это было действительно сложно, учитывая, что до этого Славик вообще
не делал никогда куннилингусов. Даже самых плохеньких. Он даже начал сомневаться
правильно ли поступил, что поспорил с Юриком. Однако сомнения Славик тут же
отбросил. Он во что бы то ни стало, сделает Вере Петровне куннилингус, чего бы
ему это ни стоило!

Славик думал об этом все оставшиеся уроки. Никогда его еще не видели таким
задумчивым. В общем-то, Славик был полон уверенности, что он сможет это сделать.
Проблема заключалась лишь в том, что бы выяснить, как именно делается
куннилингус. Он решил спросить об этом Стёпу - самого умного в их классе

- Стёпа, ты когда-нибудь пробовал делать куннилингус?

- Вообще-то не пробовал, - ответил неуверенно Стёпа

Эта неуверенность в степином голосе насторожила Славика. Он упрекнул себя за
такую неосторожность. Ведь теперь Стёпа тоже может ухватиться за эту мысль.
Вполне понятно, что он не станет плодить конкурентов, рассказывая им все
подробности того как делается куннилингус. Спрашивать нужно лиц
незаинтересованных.

После уроков Славик поплелся домой. Зашел в свой двор. На лавочке сидели пьяные
старшеклассники. Один из них громко ругался. Славик узнал в нем Вову со второго
подъезда. Вова иногда катал его на велосипеде. Теперь Вова орал:

- Ах, она сука, тварь такая. Да я ради нее все делал, все бабки на нее спускал!
Кинула, убью, крысу! Вот что мне с ней делать, пацаны, что мне теперь ей суке
сделать?!!!!

Пацаны молчали. Вова тоже замолк и отпил с горла. Славик, остановившись рядом и
слушая все это, неожиданно сам для себя сказал:

- Может быть, тебе сделать ей на 8 марта куннилингус?

Все уставились на пятиклассника. Воцарилось гнетущее молчание.

- Куннилингус?.. – криво глядя на Славика, промычал наконец Вова, - куннилингус?
Ей?! После всего этого?! Да.. я ей сделаю куннилингус, - и, набирая обороты, - я
ей суке сделаю куннилингус! Лобзиком, наждачкой и выжигателем! Такой куннилингус
ей сделаю, что она на всю жизнь запомнит!

Славик поспешно зашел в подъезд. Конечно, Вова был явно не в себе и дальше его
лучше было не расспрашивать, но, по крайней мере, Славик узнал, чем ему нужно
делать подарок Вере Петровне.

Дома никого не было. Наспех перекусив, Славик полез в кладовку. Достал из нее и
лобзик, и выжигатель, а так же несколько деревяшек, фанеру, пару нулевых
наждачек и линейку. Перетащил это все в свою комнату и разложил на столе. После
чего взял оба инструмента для изготовления куннилингуса в руки и завис над
столом. Что делать дальше он не знал. У него не было ни малейшего понятия как
должен выглядеть этот злосчастный куннилингус. Впрочем, была еще одна надежда
выяснить это. Славик достал с полки обе книжки – одну по выжиганию, другую по
поделкам из дерева. Два часа он изучал каждую картинку. Были деревянные уточки,
скворечники, всевозможные черные узоры на гладкой фанере, был один кораблик, в
общем в книжках содержалось множество картинок, но ни одна из них не была
подписана словом «Куннилингус». У Славика опустились руки. Он безвольно сел на
кровать. И в это время с института пришла старшая сестра. Славик решительно
пошел вслед за ней на кухню. Она-то за свою жизнь, уж точно, сделала хотя бы
один куннилингус. Да наверняка больше. Зазря что ли ее любят все преподаватели и
подруги.

- Настя, ты знаешь как сделать куннилингус?

Настя застыла с заварником в руках и удивленно посмотрела на братика:

- Славик, зачем тебе это?

- Скажи. Мне очень, очень надо, - жертвенным голосом взмолил Славик.

- Не думаю, что я могу тебе в этом помочь, - попыталась спрыгнуть с темы Настя.

Но Славик хоть был и младше ее на 8 лет, но малым вырос не по годам смышленым -
ход сестрицыных мыслей стал понятен ему сразу же. Естественно, она все знала,
это было видно по ее лицу. К тому же она заметно нервничала. Просто не хотела
выдавать секрет изготовления куннилингуса. Старшие дети никогда не говорят
младшим как они добились тех или иных умений. Оно и понятно – им до всего
приходилось доходить самим, путем долгих тренировок, многочисленных проб и
ошибок. Они очень ревностно относятся к этому, чтобы так просто рассказать это
младшим, которым вечно достается все уже готовеньким. Славик понимал это. А
потому он заявил:

- Ну тогда я спрошу у кого-нибудь другого.. У Вовы например. А потом буду делать
куннилингус всем подряд. Все будут приходить только ко мне и просить, чтобы
именно я сделал им куннилингус!

Славик не просчитался. Попал в самую точку. Сестра заметно забеспокоилась. Она
села на стул и, поставив локоть на стол, уперла лоб в ладонь: «Так…». Славик сел
рядом и молча выжидал. Он рос отличным стратегом. Через несколько секунд Настя
посмотрела на брата:

- Слав, для начала это..это не делается всем подряд, это ясно?

- По честному я хочу сделать это только одному человеку, - тут же заверил ее
Славик.

- Одному?.. – Настя запнулась в нерешительности. Но было видно, что это ее
успокоило. Одному – не всем, первенство своего она не потеряет. В том, что она
его имела теперь у Славика не оставалось ни малейшего сомнения.

- Ну, - продолжила осторожно Настя, взвешивая каждое слово, - ты хотя бы
знаешь..ээ.. как бы это сказать.. ну, например.. скажем.. чем он делается?

Славик видел всю ее насквозь и в душе ухмылялся этой ее осторожности. Он ответил
столь же неопределенно:

- Я же тебе сказал – я не знаю как. А чем, - он кинул на сестру
многозначительный взгляд, - чем я знаю.

- Так.. ну ладно.. уже легче.. Только обещай, что не будешь никому рассказывать?


Уж на это-то сестрица может рассчитывать в полной мере. Он уже понял, что такими
знаниями не раскидываются.

- Обещаю.

Сестра сделала глубокий вдох, в следующее мгновение выдох и вошла в странное
состояние настороженной непринужденности.

- Видишь ли, - начала она, - здесь нет единых правил. Самое главная ошибка всех
начинающих, что они полагают, что..хм.. что чем сильнее натираешь..ээ..

- Палочку? – подсказал Славик

- Палочку? – переспросила Настя, - хм.. ну да.. да, палочку.. тем куннилингус
получается лучше. Но это не так. Если хочешь сделать настоящий куннилингус
оставь эту… прости господи… палочку на потом. На самый конец…

- Ага, - раскрыв рот, слушал Славик старшую сестру

- … Сначала нужно аккуратно - не надо резких движений, все испортишь - пройтись
вокруг… можно начинать осторожно ээ.. раскрывать..ээ щелочку..

- Как это?

- Ну раскрыть щелочку, просверлить дырочку, начнешь делать поймешь… можно даже
пальцем помочь, если не получается.

- Ага.. – понимающе кивнул Славик.

- Только делать это нужно очень аккуратно. А то некоторые это проделывают так
как будто из бревна топором лодку выстругивают. С отдельными бревнами может так
и стоит поступать, но вообще-то за такой куннилингус убивать надо.

Слава запомнил это важное замечание. Дело было явно рискованным.

- Ну а как он хоть выглядит-то вообще?

- Ну я же тебе рассказываю. Выглядеть он может по разному, потому…ээ.. побольше
фантазии, - постепенно расходилась Настя, - это не должно быть просто набором
каких-то фиксированных штампов, они здесь как раз и не приветствуются. Это
сродни искусству. Не бойся экспериментировать. Доверься своему воображению. Тебе
самому должно это нравится.

- Ну а что самое главное-то?

- Самое главное – делать это с любовью. Если будешь следовать этому правилу,
мелкие огрехи никто не заметит. А крупных…лучше все же не делать.

- Понятно.

- Ну в общих чертах.. это все…

Слава поблагодарил сестру за дельные советы и отправился в свою комнату. В
целом, в общих чертах, Славик уловил основную идею куннилингуса. Куннилингусом
называли нечто вроде работы на свободную тему. Как и любая свободная тема
свободна она с известными ограничениями и наилучший результат, как не крути, все
же приходит с опытом. Это было, конечно, не самое приятное открытие, но все же
его успокаивали последние слова сестры о любви и мелких огрехах. Никто, даже
Вера Петровна, не будет требовать от него куннилингуса высшего пилотажа, как
никто не ждет даже в лучших школьных сочинениях настоящих литературных шедевров.
Уже закрывая за собой дверь, он услышал тихий голос сестры, явно обращенный
самой себе: «все нормально, все нормально, я и сама ведь первый раз в таком же
возрасте… это лучше, чем если бы…»

Он закрыл за собой дверь. Подошел к столу, где были разложены инструменты и
материал. Славик взял в правую руку наждачную бумагу, осмотрел стол, приподнял
левой рукой небольшого размера палочку, повертел ее между пальцев и отложил
подальше. Вместо нее он взял фанерный лист средних размеров, сел на пол и
принялся натирать его наждачкой. Он старался особо не налегать. Аккуратно и
терпеливо он зачистил сперва одну сторону, затем другую. Постепенно он снял с
поверхности фанеры все шероховатости, она стала гладкой как зеркало. Славик был
доволен проделанной работой. На другом листе фанеры он сделал два распила
лобзиком, затем опять взял наждачку и зачистил их изнутри. Дальше он на два раза
свернул наждачку и скрутил ее в трубочку. Внутрь, для упругости, он поместил
небольшой металлический стержень, замотал верхний конец наждачки изолентой и
полученным инструментом принялся вытирать отверстие посреди фанеры. Он был похож
на первобытного человека добывающего огонь. Дело двигалось крайне медленно. Он
то и дело, как советовала сестра, убирал наждак и пытался простучать углубление
пальцем. Впрочем, особого эффекта это не давало, и он вновь брался за стержень,
обернутый наждаком и продолжал терпеливо вкручивать его в центр фанерного листа.
Занятие это было крайне утомительное. Теперь он понимал, что делать куннилингус
- действительно сложно. Вдвойне сложнее то, что он делал его Вере Петровне, этой
толстой дуре. Столько трудов, и кому?! Юрик знал, что говорил. Теперь и Славик
осознал это в полной мере. Но отступать было уже поздно.

До поздней ночи он возился со своим куннилингусом. За это время он смастерил
что-то наподобие ни то парусника с мачтой посередине, ни то макета тетради, с
торчащей в нем ручкой, понять было сложно, описать словами тем более. Но одно
можно сказать точно – получилось нечто действительно красивое. Последнее, что
сделал Славик была надпись упорно и настойчиво выведенная выжигателем на боковой
стороне композиции: «Куннилингус». Чуть ниже: «С праздником 8 марта». Выводить
«Вера Петровна» не было уже никаких сил, точнее силы еще оставались, но лишь на
то, что бы закрепить авторство. Третьей строчкой маленькими буковками он
скурпулезно вывел: «Козлов С.»

На следующее утро, 7 марта, Славик очень аккуратно завернул в бумажный пакет
куннилингус и положил его в рюкзак. С бьющимся от волнения сердцем он, вместе с
родителями, отправился в школу на утренник, посвященный международному женскому
дню.

В классе собралась куча народу. Взрослые и дети едва расселись по местам. Кто-то
сидел на подоконнике, кто-то стоял вдоль стенки. Несколько ребятишек сидели на
корточках. На своем королевском месте, за столом, слева от доски водрузилась
сама Вера Петровна. Все утихли и началось торжество.

Первыми по программе выступили шестеро счастливчиков со стихотворениями. Каждому
из них долго и натянуто хлопали. Даже Маше, которая запнулась на третьей строчке
первого четверостишия. Затем последовала сценка, над которой все, кроме Веры
Петровны, громко смеялись, следом за первой последовала сценка вторая над
которой смеялась только Вера Петровна. Пришла пора всевозможным конкурсам, и,
наконец, в завершении, ученики дружным строем потянулись со своими подарками к
учительнице. Каждый подходивший говорил заранее заготовленную фразу: «Вера
Петровна, вы самая лучшая, добрая и справедливая учительница, я хочу подарить
вам открытку, которую сделал сам». Открытка показывалась всему классу. «Вера
Петровна, вы не просто учительница, вы настоящая женщина и мы с мамой по-женски
поздравляем вас вот этим тортом». Торт так же демонстрировался публике. Очень
скоро на столе Веры Петровны образовалась целая стопка открыток и несколько
коробок с тортами.

Славик шел самым последним, держа в руке сверток. Он остановился перед Верой
Петровной. Вера Петровна смотрела на него испытывающе-любящим взглядом, от
которого у Славика едва не подкосились ноги. Он молчал. Все ждали. «Слава, -
услышал он где-то вдалеке голос мамы, - ну что же ты давай». Взгляд Веры
Петровны становился уже напряженно-испытывающе-любящим. Славик поспешно
развернул сверток и протянул его Вере Петровне.

- Ну что же ты, Козлов, покажи всем, что ты сделал, - противно улыбнулась Вера
Петровна.

Славик вытянул руки с подарком над головой.

- Очень хорошо, - не спеша проговорила Вера Петровна, - хм.. и что же это за
такая, с позволения сказать, поделка означает, можно полюбопытствовать?

- Это куннилингус, - дрожащим от волнения голосом сказал Славик, и поспешно
добавил, - этот куннилингус я сделал вам, Вера Петровна. Поздравляю с 8 марта.

Выражение лица Веры Петровны не изменилось. Есть такая детская игра. Называется
«Море волнуется»: «море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три,
морская фигура замри». Эффект был приблизительно такой же. Все замерли в тех
позах, в которых находились за мгновение до этого. Первым своим хохотом нарушил
всеобщий паралич Юрик. Он вызвал цепную реакцию. В следующую секунду класс
взорвался всеобщим термоядерным гоготом. Вера Петровна, все с тем же выражением
лица сквозь зубы прошипела: «вон».

Славик, сжимая куннилингус в руках, пулей вылетел из класса, скатился вниз по
лестнице и выбежал на улицу, обогнул школу и сел на заднем дворе прислонившись к
стенке. Весь красный от стыда он плакал так сильно, что не хватало сил даже на
то, что бы реветь со звуком. Со стороны можно было подумать, что у мальчика
случился приступ эпилепсии.

Вся случившаяся несколько минут назад трагедия стояла перед его глазами
картинкой со всеми безжалостно прорисованными деталями. Славик ожидал всякого,
но только не такого. Его душила обида. Он силился понять как же так получилось.
Ведь он столько сил отдал, делая этот куннилингус, он представлял как все
восхитятся им, как Вера Петровна пустит слезу умиления и он станет самым любимым
учеником в классе… Так Славик просидел какое-то время. Как вдруг он почувствовал
что до него кто-то дотронулся. Он поднял голову. Сквозь слезы бедный мальчик не
сразу узнал кто это был. «Не плачь», - услышал он знакомый голос. Славик протер
глаза. Перед ним стояла одноклассница Верочка. «Не плачь», - повторила она и
подняла валяющийся в тающем снегу рядом со Славиком подарок учительнице.

- «Куннилингус», - прочла она, - а ты знаешь, Козлов… Слава, мне он нравится.
Правда.

Славик посмотрел на нее, но ничего не ответил.

- Очень красиво. Ты сам его сделал?

- Сам, - буркнул Славик

- Не обращай внимание на этих дураков, - сказала Верочка.

- Тебе легко говорить, ты не знаешь как это… - начал было Славик.

- Знаю, - перебила его Верочка.

- Ты тоже делала кому-то куннилингус?! – выпучил глаза Славик.

- Нет, не куннилингус. Я сделала минет нашему физруку на 23 февраля, - пояснила
Верочка.

- Правда? – уже почти без всхлипов переспросил Славик. Сам он этого не знал,
потому как болел тогда гриппом и две недели в школу не ходил.

- Да. Хочешь посмотреть? - кокетливо подмигнула ему Верочка, - Он у меня с
собой.

- Ну можно, - осторожно согласился Славик.

Верочка нырнула в свой рюкзак и достала из него маленькую сумочку, из которой, в
свою очередь, извлекла свой минет. Минет представлял собой кусок обработанной
материи белого цвета - нечто среднее между косынкой и платком. По всей его
поверхности красовались вперемешку вышитые красными нитками сердечки и
звездочки. По бокам, образуя ни то купол, ни то просто треугольник скрещивались
две шпаги. Внизу крупными буквами, составленными из цветочков было по девчоночьи
через чур, как показалось Славику, сентиментально вышито слово «Минет», а внизу
розовой ниткой мелко выстрочено на машинке «Коновалова В.».

Славик держа верин минет в руках, сказал:

- Да, очень красиво. И что же произошло? – ответ на этот вопрос действительно
интересовал его.

- Да.. При всем классе вывел за ухо из спортзала и велел прийти с родителями.
Такая вот история.

Славик еще раз посмотрел на платок. Он ему и впрямь понравился. Вера эта
заметила.

- Хочешь я подарю тебе его?

- Но ты ведь не мне его делала.

- А ты представь, что тебе. Я очень хотела бы сделать тебе минет. Ты хороший.

- Спасибо, - проговорил Славик. – знаешь что. Если ты сделала этот минет мне, то
тогда этот куннилингус я сделал тебе.

- Правда?! – заблестели глаза у Верочки.

- Да. Теперь он твой.

Верочка кинулась к нему на шею и поцеловала в щеку.

- Фу, - отпрял от нее Славик, - вот еще.. если я тебе сделал куннилингус, а ты
мне минет – это еще не значит, что я хочу с тобой целоваться. Это уже слишком.

- Хорошо, - засмеялась Верочка, - тогда давай просто дружить!

- Ну давай, - согласился Славик.

С тех пор они дружили. Ходили вместе в столовую, иногда даже держались за руки.
Славик сделал своей подруге еще несколько куннилингусов. Она же старательно и с
любовью творила ему минет. Иногда они делали это вместе, либо у Верочки дома,
либо у Славика. Со временем у них получалось все лучше и лучше. Они даже стали
делать «два в одном». Славик выпиливал лобзиком куннилингус, а Верочка
старательно обшивала его минетом. Это были настоящие шедевры.

Здесь бы самое время поставить точку и написать «счастливый конец», но, увы, так
бывает лишь в добрых в сказках, но не в жизни, с ее жестоким и безжалостным
реализмом. Кто-то, скорее всего Юрик, а может быть кто другой – теперь этого не
выяснить никогда, дали другую интерпретацию минета и куннилингуса. Правда
оказалась столь безобразно чудовищной, столь отвратительной и мерзкой, что юные
детские души Славика и Верочки разбились как хрусталь о холодный бетон. Принять
эту правду было выше их сил. В одно мгновение весь мир разлетелся для них на
мелкие кусочки. И они сделали это. Последний прощальный единый минет и
куннилингус. Он поражал своим великолепием и красотой. После чего они поднялись
на крышу высокого дома и, сжав свои ближайшие руки в ладонях друг друга, а
вторыми руками держа вдвоем, словно олимпийский кубок, минето-куннилингус,
шагнули вниз с шестнадцатого этажа.


Конец.
(с) неизвестный автор
Не воспринимайте жизнь слишком серьезно, вам всё равно не уйти из неё живым.
Аватара пользователя
Savaon
Горожанин
 
Сообщения: 515
Зарегистрирован: Пт сен 07, 2007 1:49 pm
Откуда: местные мы


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron